Абхазия - страна души

Главная | Регистрация | Вход
Вторник, 26.03.2019, 21:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Наш опрос
Планируете ли ВЫ поездку в АБХАЗИЮ
Всего ответов: 250
Форма входа

ЭПОХА НИЖНЕГО ПАЛЕОЛИТА

         Древнейшие изделия первобытного человека на территории Абхазии выявлены в полосе низких предгорий, на поверхности древних морских и речных террас и на склонах передового известнякового хребта. Всего на территории республики к настоящему времени известно до 130 пунктов находок древнейших орудий труда, характеризующих так называемую ашельскую стадию древнекаменного века (нижний палеолит). Первые люди (архантропы, палеоантропы, затем неандертальцы) селились вблизи родников и по берегам ручьев в местах изобилия растительной пищи, где могли ловить рыбу и устраивать засады на животных, в скрытых от ветра ложбинках рядом с источниками сырья. Они подолгу задерживались у кремненосных известняковых отложений, где основывали «мастерские» по производству каменных орудий труда. Эти люди могли также пользоваться огнем и умели его разжигать. Долговременная оседлость способствовала изживанию стадных отношений и формированию таких форм организаций труда, когда деятельность каждого из членов данной группы определялась в первую очередь уже интересами всего коллектива.

        В период среднего палеолита, около 100 тысяч лет назад Кавказ покрылся ледниками, языки которых достигали среднегорных долин. В последующую эпоху потеплений предгорья и ущелья Абхазии были вновь заселены группами неандертальцев, создавших здесь особый вариант мустьерской (среднепалеолитической) культуры. На территории Абхазии известно свыше 100 пунктов находок мустьерских орудий, характеризующих период примерно от 90 до 35 тысяч лет назад. Основным занятием мустьерцев были охота на пещерного медведя и оленей, сбор съедобных растений и корнеплодов, изготовление орудий труда. Помимо кратковременных охотничьих стоянок и мастерских по добыче и первичной обработке кремня, появляются и долговременные многофункциональные стойбища, жители которых были объединены не только совместной работой по добыче средств к существованию, но и зачатками родовых отношений. В конце периода на основе взаимосвязей между такими коллективами формируются предплемена — этнически близкие группы общин, связанных единством территории, хозяйства и культуры. В мустьерский период все большую роль в жизни людей начинают играть пещеры, во множестве существующие в горной зоне Абхазии. Древнейшие следы обитания людей выявлены в Ахштырской пещере вблизи Адлера (300 метров над уровнем моря) и в гроте Апианча (Кеп-Богаз) близ Цебельды (250 метров над уровнем моря). К позднемустьерскому времени относятся такие жилища закрытого типа, как пещера Мачагуа в селе Хуап и пропасть Абхазских спелеологов вблизи Нового Афона.  

        В верхнепалеолитическую эпоху была создана первичная общественная ячейка — община, состоящая из нескольких больших семей, обитавших либо в пещерах, либо в совмещенных деревянных жилищах. Одно такое жилище известно на окраине нынешнего Сухума (Лечкоп). Семья группировалась вокруг женщины-матери, уважаемой хранительницы кровного родства, огня и традиций. Именно тогда, в эпоху матриархата, получили распространение первые украшения, кроеная одежда из кожи и меха, плетеные веревки, лук и стрелы, гарпуны для охоты на рыбу, тяга к искусству — живописи и скульптуре, экономические связи, уважение к умершим, языковая дифференциация и другие черты человеческой жизни, существующие до сих пор. Навыки обработки кремня привели к изобретению составных орудий труда — ножей, серпов, гарпунов и т. п.

        В мезолите возникают серьезные трудности в поисках пищи. Совершенствование охотничьего оружия привело к обеднению фауны, все большее значение приобретает охота на мелких животных, изыскиваются новые источники питания, усиливается значение рыболовства и собирательства. Оскудение пищевых ресурсов привело к раздроблению общин, резкому уменьшению площади и числа поселений, усилению межплеменных столкновений. Назрела необходимость перехода от присваивающего к производящему хозяйству. Важные сведения о быте «человека разумного» на территории Абхазии сохранили его пещерные жилища, исследованные в окрестностях Цебельды (Холодный грот, Апианча и др.).

        В VI тысячелетии до н. э. население северо-восточного Причерноморья вошло в эпоху неолита, когда произошли решающие изменения в способах добывания человеком пищи — на смену присваивающему хозяйству охотников и собирателей пришло земледелие и скотоводство. Производящее хозяйство на Кавказе возникло в условиях тесных контактов с переднеазиатским населением, частично сформировавшись на местной основе, частично впитав новые черты, привнесенные с юга. На территории Абхазии известны до 20 пунктов находок неолитического времени. На раннем этапе неолита все еще используются пещерные жилища (стоянки верхних слоев грота Апианча и Холодного грота, где найдены зерна проса). Однако позднее, в условиях распространения навыков строительства деревянных хижин, поселения располагаются уже, как правило, на открытых площадках в поймах рек и на террасах (Лемса, Кистрик, Чхортоли и др.).

         В конце IV–II тысячелетиях до н. э. происходит зарождение и развитие металлургии — изготовление орудий сначала из меди, а затем бронзы, однако камень продолжает играть важнейшую роль в хозяйстве на протяжении всего медно-бронзового века. Наиболее яркие памятники того времени — стоянки земледельцев с тысячами каменных мотыжек так называемого «сочи-адлерского» типа, выявленные в северо-западной Абхазии. Помимо мотыг, жители этих поселков изготовляли кремневые наконечники стрел и дротиков, вкладыши для серпов, костяные проколки, иглы и другие предметы. В средствах производства продолжают абсолютно преобладать каменные изделия, даже браслеты еще делались из полированного камня, но изредка уже попадаются и изделия из металла — медные и электровые украшения, медные топоры и наконечники копий (Сухум, Атара). Широко известны памятники Очамчирской культуры, получившей свое название по древнему поселению на западной окраине районного центра Очамчыра. Исследователи по-разному датируют эти памятники: одни — III тысячелетием, другие — первой половиной II тысячелетия до н. э. Основные черты хозяйства эпохи — земледелие, скотоводство, рыболовство, охота, собирательство, ткачество, металлургия, керамическое производство, обработка камня и кости, торговля и т. п. Поселения этой культуры — небольшие скопления деревянных хижин — располагались в прибрежной низменности (Очамчыра, Мачара) и на склонах и вершинах холмов (Гумиста, Гуад-иху). Религиозные представления их жителей сводились к языческим земледельческо-скотоводческим культам, это нашло свое отражение в орнаментике и зооморфных украшениях глиняных сосудов. Погребения людей, отражающие некоторые черты заупокойного культа, найдены на Гумистинском поселении — это опущенные в грунт и обложенные булыжниками скорченные костяки на боку. В могилах найден скудный каменный инвентарь. Особое значение в развитии хозяйства Абхазии того времени имело резкое усиление роли дерева, в особенности его использование в плужном земледелии. Древнейшая на Кавказе деревянная соха ближневосточного типа была обнаружена в «очамчирских» слоях поселения в районе села Печори (Галский район). С помощью пары волов теперь можно было обработать и засеять неизмеримо большую площадь, чем мотыгами при подсечном земледелии.

        Предки абхазов были одними из создателей мегалитической (дольмены, кромлехи — монументальные погребальные сооружения) культуры на Западном Кавказе в III тысячелетии до н. э. В этот период особое связующее значение приобретают перевалы Большого Кавказа, когда по обе его стороны распространяются одинаковые формы и других элементов материальной культуры, образовывая единую западнокавказскую культурную общность. Юго-восточная граница расположения дольменов проходит по линии Эшера — Цебельда. Их общее число в Абхазии достигает 60. Самый высокий на Кавказе плиточный дольмен находится в селе Азанта близ Сухума. Строительство дольменов требовало большого труда. С помощью деревянных клиньев, воды и рычагов древние мастера выламывали каменные плиты, а затем обрабатывали их поверхность каменными и бронзовыми орудиями. Отверстие, в которое заносились останки умерших находились, как правило, в передней стенке и затыкались каменной притертой пробкой. Одновременно в качестве погребальных помещений в горах широко использовались пещеры и гроты. В дольменах и пещерах обнаружено большое число изделий из мышьяковистой бронзы: топоры, кинжалы, крюки, булавки, украшения, наряду с которыми продолжали широко использоваться изделия из кремня, в частности, наконечники стрел. Много найдено и керамических сосудов, однако в своем большинстве это специально изготовленные миниатюрные копии бытовой посуды, использовавшиеся при обряде «кормления души» умершего. До конца своеобразный механизм жизни, приведший к строительству дольменов, еще не разгадан.

       За дольменным периодом последовал довольно значительный период упадка, пока представленный очень ограниченным числом находок, характеризующих эпоху поздней бронзы. Абхазия, как и все Западное Закавказье, — один из древнейших очагов бронзовой металлургии Кавказа. Так, Башкапсарские медные рудники в верховьях реки Бзыбь (2200 метров над уровнем моря) функционировали, предположительно, с конца III тысячелетия по VIII век до н. э. Археологами выявлено здесь 13 объектов, среди которых — выработки открытого типа, вертикальные шахты и горизонтальные многоярусные штольни с боковыми камерами. Бронзовые вещи обычно изготовлялись с помощью литейных форм. Литейные формы топоров и других изделий найдены в различных пунктах Абхазии (Мачара, Тамыш, Кистрик, Тагилони), что говорит о местном происхождении самих вещей. Нередки находки тиглей, с помощью которых расплавленный металл разливался по формам. Своего расцвета бронзовая металлургия и металлообработка в Абхазии достигли в период бытования здесь, как и на всем Западном и Центральном Кавказе, колхидо-кобанской культуры в ее локальном варианте (начало I тысячелетия до н. э.). В условиях усиления ближневосточного (через Малую Азию и Урарту) и восточно-средиземноморского влияния формируется обширная культурная общность, известная как колхидо-кобанская металлургическая провинция. В числе ее творцов находились и предки нынешних абхазов — многочисленные гениохские племена. В этот период река Бзыбь начинает играть важную разделительную роль, пройдя между двумя культурными районами колхидо-кобанской провинции — северо-восточнопричерноморским и, протянувшимся от Геленджика, и северо-западноколхидским («абхазским»). Характерные черты последнего варианта — бронзовые боевые и парадные, с нанесенной стальным резцом гравировкой топорики, разнообразные кинжалы, дуговидные фибулы-застежки, крупные головные булавки, пластинчатые пояса, обряд вторичного захоронения, возможно, унаследованный от дольменов, но вместо них для захоронения костей умершего применялся крупный глиняный сосуд.

      В VIII—VII вв. до н. э. предки абхазов освоили навыки производства и обработки железа, нашедшие яркое отражение и в героическом нартском эпосе абхазов в образе кузнеца Айнара. В VII–VI веках до н. э. в Абхазии научились превращать железо в сталь, которая могла воспринимать закалку. В VIII веке до н. э. на территории Абхазии наблюдается резкое увеличение населения. Если памятники предшествующего периода (X–IX века до н. э.) пока практически не известны, то последующие два столетия характеризуются двумя десятками поселений и таким же количеством связанных с ними могильников. Тогда было положено начало таким крупным родовым кладбищам, как Красный Маяк, Гуад-иху, Эшера, Джантух и др. Земледельческо-скотоводческий характер хозяйства подчеркивается большим числом бронзовых мотыг и функционально близким к ним бронзовых сечек, а также культовыми скульптурными изображениями домашних животных. Поселения состояли из нескольких деревянных домов, расположенных либо на берегу (поселки солеваров и рыболовов), либо на вершинах холмов с хорошей естественной защитой. Жители поселков занимались металлообработкой, керамическим производством, ткачеством и другими видами ремесла. Принадлежало такое поселение, скорее всего, одной большой семье, подчинявшейся самому опытному мужчине. Основной общественной ячейкой в этот период был патриархальный род во главе со старейшиной. Тогда же формируются племенные объединения или небольшие союзы племен, производственные и административные центры которых находились в укрепленных городищах, как, например, поселение Диха-Гудзба в Пичори (Галский район). VIII–VII века до н. э. в Колхиде — период расцвета разносторонних связей с соседними территориями. В посуде как глиняной, так и бронзовой, топорах и браслетах просматриваются влияния из Фригии и прилегающих районов Северо-Восточной Анатолии. В кинжалах, шлемах, бляхах, поясах хорошо видно воздействие культуры Урарту, в пекторалях — Ирана, в фибулах — островной Греции через Малую Азию.

        В VII—VI вв. до н. э. через территорию Абхазии по меото-колхидской дороге в Переднюю Азию проходили скифы, часть из которых осела и смешалась с местным древнеабхазским населением. Формирование местной культуры развитого железного века приходится на период греческой колонизации побережья Абхазии.  

АНТИЧНОСТЬ ГРЕЧЕСКИЙ ПЕРИОД

        Уклад городской жизни (Диоскуриада – современный Сухум; Гюэнос, или Гиэнос – современная Очамчыра; Эшерское городище близ Сухума; Питиунт или Питиус - современная Пицунда), а вместе с ним и государственность на территорию Абхазии привнесли в первой половине VI в. до н. э. древние греки, связавшие затем местные окрестные общины в единую систему экономических отношений. Греческим источникам мы обязаны первыми сведениями о местном населении Абхазии в VI-I веках до н. э., получившим тогда известность под именем гениохов. В переводе с древнегреческого «гениох» означает «возница, возчик». Как и в ряде других случаев, в названии «гениохи» выступает скорее всего греческая этимологизация местного наименования, хотя часто названия народов, даваемые их соседями, не связаны с самоназваниями этих народов. Гениохи в греческой мифологии были тесно связаны с божественными братьями Диоскурами – Кастором и Поллуксом. «Лаконцы (жители Спарты – прим. ред.) поселились в Гениохии; предводителями последних были Крекас и Амфистрат – возницы Диоскуров; по всей вероятности, гениохи получили свое имя от них», - писал крупнейший географ античности Страбон (около 64/63 г. до н. э. - около 23/24 г. н. э.) в своем труде «География». Миф об аргонавтах, среди которых были и Диоскуры, как идеологическая основа колонизационного процесса сыграл важную роль в скорейшей адаптации пришлого населения среди аборигенов. Последние представлялись родственными грекам, потомкам тех эллинов, которые пришли сюда с аргонавтами.

       Уже в VI веке до н. э. под контроль греков попали и перевальные пути, по которым распространялись предметы ионийского импорта (Цебельда, Ткуарчал). В V-IV веках до н. э. по этим путям на Северный Кавказ попадают бронзовые шлемы и другие предметы и материалы. В этот же период в местную среду проникают и первые серебряные монеты – колхидки, чеканившиеся в приморских греческих городах. В то же время на территории и в окрестностях греческих городов часто встречаются конские захоронения с уздечными наборами, характеризующими скифскую культуру Прикубанья. Раскопки поселений в Очамчыре и Эшере показали, что греки здесь первоначально жили в бревенчатых домах, а их форму заимствовали у местного населения. Помимо привозной, эллины широко использовали в быту и местную лепную и гончарную посуду. Последнюю приносили с собой в их жилище жены, которых греки охотно брали в местной этнической среды. Античная традиция многократно подчеркивала множественность гениохийских племен. Плиний Секунд, например, упоминает «множество гениохийских … племен» и «племена гениохов, различающиеся многим названиями». Страбон писал о четырех царях у гениохов, то есть речь тогда шла, по крайней мере, о четырех племенных объединениях. По мнению историков, имя гениохов являлось собирательным для местных племен. Согласно Страбону, северо-западные группировки гениохов участвовали в черноморском пиратстве. Первоначально целью их морского разбоя был не столько захват пленных для работорговли, сколько удовлетворение насущных внутренних потребностей за счет грабежа. Однако затем постепенное приспособление пиратской практики к нуждам средиземноморского рабовладения привело к тому, что гениохийские пираты в середине III века до н. э. превратились в рабодобытчиков и работорговцев и завязали тесные связи с Боспором, где нашли и рынок для сбыта добычи, и корабельные стоянки. События I века до н. э. и римская экспансия в регионе прервали налаженные каналы работорговли и пиратство постепенно перестало быть определяющей чертой местного быта. Самобытная материальная и духовная культура предков абхазов VI-IV веков до н.э. характеризуется множеством находок, сделанных археологами. Местное население даже в ближайших окрестностях греческих городов долго сохраняло традиционные навыки и формы бронзовой индустрии более раннего времени (украшения¸ детали одежды, малая скульптура, керамика). Вместе с тем, уже в VI веке до н. э. в погребениях местной знати появляются греческие изделия – амфоры, щиты и др. В V-IV веках до н. э. в местном быту становятся популярными привозные глиняные чернолаковые сосуды, бронзовые щиты, ситечки, перстни и другие изделия. Непременным атрибутом мужских захоронений является вооружение – боевые топоры, мечи, кинжалы, наконечники копий и т. д. Особенно примечательны застежки-фибулы с ромбовидной и розетковидной дужкой, шейные гривны с ромбовидными концами, бляхи в виде «оленя-солнца» и т. д. До конца IV века до н.э. не выходили из моды самобытные бронзовые поясные культовые пряжки с фигурками всадников и животных.

ДРЕВНЯЯ КОЛХИДА и ИБЕРИЯ

      600 — 150 годы до н. э. В то же время на территории и в окрестностях греческих городов часто встречаются конские захоронения с уздечными наборами, характеризующими скифскую культуру Прикубанья. Раскопки поселений в Очамчире и Эшере показали, что греки здесь первоначально жили в бревенчатых домах, а их форму заимствовали у местного населения. Помимо привозной, эллины широко использовали в быту и местную лепную и гончарную посуду. Последнюю приносили с собой в их жилище жены, которых греки охотно брали из местной этнической среды. Расцвет греческих колоний на территории современной Абхазии пришелся на эллинистический период — III-I века до н. э. В Диоскуриаде активно работала судостроительная верфь, была налажена чеканка монеты. В конце II — начале I вв. до н. э. в городе разместился опорный пункт понтийского царя Митридата VI Евпатора. Поражение этого царя в войнах с Римом привело к спаду городской жизни и обусловленному этим запустению окружающей территории.

Римский период

С рубежа нашей эры в прибрежных районах Абхазии укрепляются римляне. В греческой Диоскуриаде они основывают крепость. А в 65 году н. э. сама Диоскуриада переименовывается в Себастополис. Во II веке н. э. римский гарнизон разместился и в Питиунте (современная Пицунда).

С началом нашей эры начали складываться и местные самостоятельные племенные образования (княжества Санигия, Абазгия, Апсилия, Мисиминия) апсилов, абазгов и санигов, живших на территории нынешней Абхазии. Первое упоминание об апсилах содержится в труде римского учёного Плиния Секунда, жившего в I веке н. э.. Подробные сведения содержатся в записях, сделанных полководцем Луцием Флавием Аррианом в 137 году н. э. во время посещения Диоскуриады-Себастополиса. Тогда во главе апсилов стоял «царь» с римским именем Юлиан, получивший знаки, подтверждающие его право на власть в Апсилии от римского императора Траяна (98-годы н. э.).

В I-II веках н. э. апсилы заселяли значительную часть северо-западной Колхиды от районов, прилегавших с севера к Фасису до Себастополиса. Наиболее четкие сведения по этому вопросу для VI века сохранил Прокопий Кесарийский, локализовавший апсилов на побережье Черного моря от того места, где это побережье делает резкий поворот на запад (юго-восточнее современной Очамчиры) до крепости абасгов Трахеи (современный Новый Афон), а их пределы в горах определивший до границы с аланами, то есть до перевалов Большого Кавказа.

У апсилов сравнительно рано сложилась политическая и культурная ориентация на Рим, осуществлявшаяся в первую очередь через приморский Себастополис. Не случайно ведущие центры Апсилии были сосредоточены в Цебельдинской долине на пути к Клухорскому перевальному пути, который интересовал римлян с момента их появления на побережье.

Византийский период

В IV—VI вв. н. э. Абхазия вошла в состав Византийской империи. Именно византийцы в первой половине VI века принесли в Колхиду христианство. Первый христианский храм был построен в Питиунте при Юстиниане.

В VI веке на территории Северо-Восточного Причерноморья столкнулись интересы двух величайших держав того времени — Ирана и Византии. Иран при поддержке своих северокавказских союзников попытался отторгнуть Колхиду от Византии, совершив сюда ряд опустошительных походов. Византия, действовавшая в союзе с местными образованиями, сумела в преддверии этих вторжений расширить оборонительную систему крепостей и укреплений в регионе.

Византия также всячески поддерживала антииранские настроения в Колхиде. На базе этих настроений была даже создана федерация местных племен (лазов, абасгов, абсилов, мисимианов, сванов). Ведущая роль в ней отводилась Лазскому царству. Однако в каждом из входящих в федерацию племен существовали как «провизантийские», так и «проиранские» течения. Проиранские настроения сильнее всего проявлялись среди абасгов и мисимиан.

В первой половине VI века, как свидетельствует Прокопий Кесарийский, Абасгия была разделена на две части, каждая из которых управлялась своим царем — басилевсом. В 542 году византийские гарнизоны под нажимом персов были выведены из Себастополиса и Питиунта. Утратив возможность контроля над абасгами с помощью грубой силы, византийцы прибегли к помощи дипломатии. Около 548 года в Абасгию прибыл посланец императора абасг Евфрат, который сумел добиться введения здесь христианства в качестве официальной религии. Из Константинополя был прислан епископ, на средства императора Юстиниана был построен храм, а при императорском дворе основана школа, где специально обучались мальчики из Абасгии. Абасгам как христианам были дарованы равные с византийцами права. Местным князьям было запрещено продавать в рабство своих единоплеменников, тогда как ранее работорговля была широко распространена.

Византийцы, обосновавшиеся среди абасгов, попытались ввести в стране общеимперские порядки, что вызвало возмущение местного населения, поддержанное родоплеменной верхушкой, ущемленной в своих правах. Знать попыталась восстановить прежний строй жизни. Страна вновь была поделена на две части, во главе которых встали цари Опсит и Скепарна, которые, воспользовавшись трудностями Византии в Центральной Колхиде, где, казалось, персы начинают побеждать, фактически отделились от империи.


Летом 550 года в Абасгию пришло персидское войско во главе с Набедом, что привело к поражению провизантийской партии. Узнав о ситуации в Абасгии, император Юстиниан приказал подавить мятеж. Византийцы, переброшенные морем, осадили крепость абасгов Трахею (у современного Нового Афона) и взяли ее штурмом, захватив в плен жен абасгских царей со всем потомством и приближенными.

В Апсилии местные жители самостоятельно уничтожили отряд персов и, ссылаясь на отсутствие помощи со стороны византийцев и лазов, на короткий период объявили себя независимыми. Однако затем в центре Апсилии Цибилиуме (Цебельде) вновь появляется византийский отряд, который в 553 году отразил наступление персов.

В мае-ноябре 556 года в Апсилии находилось четырехтысячное войско византийцев, которое участвовало в подавлении восстания мисимиан, пытавшихся отделиться от Лазики и стоявшей за ней Византии. Мисимиане, близкие по языку и культуре к апсилам, на короткое время получили помощь персов, но затем были разгромлены византийцами.

Весь VII век Абасгия, Апсилия и Мисиминия оставались в зависимости от Византийской империи, став, по сути, ее отдалёнными северо-восточными провинциями. В 623 году абасги участвовали в закавказских походах императора Ираклия II, избравшего Колхиду в качестве опорной базы для окончательного вытеснения персов из этих областей. В этот период была возведена Анакопийская крепость — крупнейшее оборонительное сооружение на кавказском берегу Черного моря, включавшее в свой ансамбль в качестве цитадели постройки крепости абасгов Трахеи.

В VII – начале VIII веков в Абасгии, как и в соседней Апсилии, существовала наследственная власть. Сохранился перечень этих лиц, называемый «Диван абхазских царей». Первым в этом списке стоит Анос, вторым – Гозар, третьим – Юстиниан, четвертым – Филиктиос, пятым – Капаруки (Барук), шестым – Димитрий I, седьмым – Феодосий I, восьмым – Константин I, девятым – Феодор I, десятым – Константин II и одиннадцатым – Леон I, причем все они, кроме последнего, были сыновьями своих предшественников, и лишь Леон был младшим братом Константина. Согласно хроникам, Константин II был женат на дочери хазарского царя, сестра которого была замужем за византийским императором Константином V. Правящие династии Абасгии были тесно связаны с Византией династическими, церковными и политическими узами.

В самом конце VII века в Западное Закавказье вторглись арабы, которые, дойдя до Апсилии, разместили в ней свои гарнизоны. Проарабскую позицию заняли и правители Абасгии. В 711 году будущий император Византии Лев Исавр подавил сопротивление проарабской партии, восстановив в Абасгии и Апсилии власть Византии.

Больше повезло Абасгии, проходы в которую с востока преграждала Анакопия. Когда в 737 году в Закавказье вторглось арабское войско во главе с Мурваном Кру (Глухим), никто не мог его остановить. Восточногрузинские, картлийские цари Мир и Арчил бежали в Абасгию и укрылись в Анакопии, где произошло решающее сражение с арабами. Осажденным помогло то, что крепость представляла собой преграду исключительной мощности, а подступы к ней были затруднены. К тому же, среди арабов вспыхнула эпидемия, что помогло одержать победу над вторгшейся арабской армией.

Поражение арабов под Анакопией получило широкую огласку, сыграв важную позитивную роль в истории Восточного Причерноморья. Благоприятная ситуация способствовала выдвижению правителя Абасгии Леона на одно из первых мест в иерархии. В его распоряжении оставалось не опустошенное и не обескровленное, подобно другим областям Колхиды (Лазика, Мисиминия, Апсилия), Абасгкское княжество. Когда о происшедшем стало известно византийскому императору Льву Исавру, он прислал два царских венца и грамоту картлийским царям Миру и Арчилу, передав им в управление территорию бывшего Лазского царства, причем приморская Лазика отошла к Миру. Леону же Лев подтвердил его потомственное право на владение Абасгией.

Абхазское царство


В VI веке началось формирование Абхазского царства со столицей в Лыхны, расцветшего при Леоне I (VII век) и добившегося полной независимости от Византии в VIII веке при Леоне II. Фактически в состав Абхазского царства входила не только Абхазия, но и Западная Грузия. Основное население составляли абхазы, а также рачинцы, гурийцы, имеретинцы, мегрелы, сваны и другие грузинские племена. В Абхазском царстве существовали многочисленные города, крепости и храмы. Население вело торговлю с соседними государствами, странами Ближнего Востока и Средиземноморья. Столица первоначально находилась в Анакопии (Новый Афон), а в 806 переместилась в Кутаиси.

Абхазское царство значительно усилилось в IX — первой половине X вв. С начала IX века Абхазское царство боролось с Тао-Кларджетским и Кахетинским царствами за гегемонию в Западном Закавказье. Абхазские цари Георгий (ум. 955) и Леон III (955—967) подчинили часть Кахети и северную часть Тао-Кларджети, однако ослабление царства при Деметре (967—975) вследствие феодальных распрей не позволило захватить Тао-Кларджети полностью. Правившая Абхазским царством местная династия Аносидов пресеклась и власть по женской линии перешла в 975 тао-кларджетским Багратидам. Хотя грузинская культура стала приходить на смену византийской ещё двумя веками ранее, с перенесением центра царства из Абхазии в Имеретию. При формальном сохранении титула «Царь абхазов, картлов и армян» (т.е. в первую очередь абхазов) у главы, государство по сути стало грузинским. Процветала торговля с Византией; население занималось земледелием (в приморской полосе) и скотоводством (в горной части). При этом в некоторых горных районах сохранялся первобытнообщинный строй.

В XV веке Грузинское царство распалось. Абхазские князья Чачба(Шервашидзе) объявили свою территорию независимой, образовав Абхазское княжество. Они вели борьбу против усилившихся абхазских феодалов, а также против князей Мегрелии Дадиани.

Между Османской и Российской империями


Во второй половине XVI века усилилась зависимость Абхазии и Западной Грузии) от Османской империи, построившей на берегу Чёрного моря многочисленные укрепления — Сухум-Кале (будущий Сухум), Поти, Анапу и др. Значительная часть населения Абхазии была обращена в ислам; сопротивление абхазов уничтожению их духовных и материальных ценностей выражалось в антитурецких восстаниях (1725, 1733, 1771, 1806 и др.). С конца XVIII века абхазские князья искали спасения от османского гнёта — и нашли его в виде покровительства России. Князь Келешбей, в 1803 просившийся в российское подданство, был убит в 1808 в результате протурецкого заговора. Его сын Сафарбей (Георгий) в 1809 подавил сторонников Турции и обратился к российскому правительству с просьбой о покровительстве. Просьба была удовлетворена: 17 (29) февраля 1810 вышел Манифест Александра I о присоединении Абхазского княжества к Российской империи.

К моменту присоединения к России Абхазия занимала промежуточное положение между демократическими вольными обществами горцев северно-западного Кавказа и феодальной системой Грузии. Однако по духу своего общественного устройства она была теснее связана с убыхо-черкесским миром. Очевидцы особо отмечали, что в Абхазии не существовало феодальной собственности на землю, а свободные общинники (анхаю) составляли 2/3 населения страны. Иными словами, крепостное право здесь, как таковое, не существовало. В соседней же Мегрелии, например, крепостничество бытовало в самых крайних формах, а во внутренних районах Грузии его оформление завершилось еще в XIII-XIV вв. В систему так называемого «горского феодализма» Абхазии крепко вжились элементы родо-племенного строя. Показателен характер сельской общины (акыта), бывшей основой основ общественного устройства Абхазии. Во-первых, она объединяла все слои населения, во-вторых, была пропитана молочным родством (аталычество) феодалов с крестьянами. Дети князей и дворян, отданные на воспитание в крестьянские семьи, считались, как и их родители, близкими родственниками. Однако, в условиях хуторского землевладения, пахотные наделы не являлись собственностью всей общины, а находились в посемейной или подворной собственности. Общими же для всех и открытыми для совместного пользования были только пастбища и леса. В целом, в течение всей первой половины XIX век в. Абхазия продолжала оставаться таким же феодальным княжеством, каким она была в XVIII столетии, хотя в ней и происходили некоторые социальные сдвиги, обусловленные присоединением к России. После утверждения русского флага в крепости Сухум-Кале протурецкий князь Аслан-бей со своими сторонниками обосновался в Турции и долгие годы вел оттуда борьбу против России. Центральная власть в Абхазии ослабела. С прежней яростью вспыхнули междоусобицы. Первый ставленник России в Абхазии владетельный князь Георгий Шервашидзе (Сафар Али-бей) правил почти одиннадцать лет. В 1812 завершилась война с Турцией, и к России отошли Сухум и все побережье Абхазии. Однако Россия в эти годы стремилась закрепить за собой лишь военно-стратегические пункты и фактически не вмешивалась в местный уклад жизни. Будучи владетельным князем, Георгий Шервашидзе вместе с тем был лишь формальным правителем Абхазии, и не мог существенным образом влиять на политическую обстановку внутри страны, которую раздирала жестокая борьба между феодалами. Русское военное командование, несмотря на неоднократные просьбы Георгия, не решалось продвигаться в глубь Абхазии для усмирения непокорных. По-прежнему независимыми оставались демократические вольные общества горной Абхазии — Псху, Дал, Цабал и др. Так, цебельдинские и дальские князья Маршания «отказались быть покорными» России и Георгию Шервашидзе. Таким же образом поступили и западноабхазские племена джигетов (садзов), за исключением прибрежного Цандрипшского князя Левана Цанба, которого владетель уговорил принять российское подданство. Охраняемый русскими солдатами, Георгий жил либо в Сухумской крепости, либо в Мегрелии, правители которой поддерживали его в борьбе с Асланбеем. После смерти 7 февраля 1821 владетеля Георгия в Абхазии вспыхнули «беспокойства и возмущения». Находившийся в Петербурге сын покойного князя Омар-бей (Дмитрий) получил чин полковника и царь назначил его владетелем Абхазии. Спустя несколько месяцев, в октябре, Аслан-бей при поддержке своих родственников джигетов (садзов), убыхов и псхувцев поднял восстание, «овладел всею Абхазией» и обложил Сухумскую крепость. Однако подоспевший с войсками князь Горчаков разгромил восставших. С малых лет воспитываясь в России и не зная абхазского языка, молодой Дмитрий Шервашидзе пользовался еще меньшим авторитетом в Абхазии, чем его отец. Непонимаемый народом и феодальной верхушкой, он почти безвыездно жил в Сухумской крепости. Прошло около года, и князь Дмитрий был отравлен 16 октября 1822 крестьянином Урусом Лакоба. По приказу генерала Ермолова Урус был повешен в сентябре 1823 в Лыхны русским отрядом при доме владетеля. Вскоре после гибели Дмитрия император 14 февраля 1823 пожаловал его брату Хамудбею (Михаилу) титул владетельного князя Абхазии, чин майора и жалованье в 1 тыс. рублей серебром ежегодно. Власть несовершеннолетнего Михаила оказалась очень слабой. В 1824 вновь вспыхнуло восстание, которое охватило всю Абхазию и продолжалось три года. Владетелю пришлось покинуть пределы своей страны. Он вернулся лишь в 1830 с отрядом «Абхазской экспедиции», направленным для возведения береговых укреплений в Бамборах близ Гудауты, в Пицунде и в Гагре. В этих фортах были поставлены русские гарнизоны. План «

Поиск
Календарь
«  Март 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2019 | Создать бесплатный сайт с uCoz